хроника глобализации

Published: 6 лет ago

Крис Родес: запасы дешевой и доступной нефти почти исчерпаны

Сто лет назад энергетический эквивалент одного барреля нефти, вложенный в добычу, мог дать сто баррелей, а может, и больше. Сегодня одного барреля хватает, чтобы получить всего три барреля сверхтяжелой битумной нефти или эквивалент трех баррелей нефти из горючих сланцев. Человечество уже использовало запасы самой высококачественной и дешевой нефти в мире. Нам осталась лишь тяжелая нефть, добыча и переработка которой обходятся очень дорого. Это означает, что человечеству придется экономить — на перевозках, производстве еды, а также отказаться от личного транспорта. Процесс глобализации сойдет на нет. Возможно, это даст шанс человечеству создать лучшее общество, уверен профессор химии Крис Родес. «Финмаркет» предлагает краткое изложение его лекции, прочитанной в июле в лондонском центре публичных лекций Conway Hall.

Нефть не кончится, но подорожает

В обозримом будущем нефть в мире вряд ли иссякнет: нефтяные страны продолжат добывать нефть. Однако не стоит ожидать, что добыча нефти и производство бензина будут оставаться на уровне 30 млрд барр в год.

Если посмотреть на период с 1965 по 2005 годы, то к его концу человечество потребляло в 2,5 раза больше нефти, чем в его начале, в два раза больше угля и в три раза больше природного газа. Население планеты за это время удвоилось. Не стоит удивляться, что углеводородный след, который оставляет человечество, значительно вырос.

  • В основном жители земли потребляют энергии в виде нефти. Согласно B.P. Statistical Review, на нефть приходится 33% потребляемой энергии.
  • На втором месте оказался уголь (30%). Он пользуется спросом в развивающихся странах вроде Китая и Индии.
  • Затем идет природный газ с 24%. Доля ядерной и гидроэнергетики составляет 5-6%.
  • Лишь 1,6% принадлежит возобновляемым источникам энергии.

Таким образом от углеводородного топлива мы зависим на 87%. Правда, исходя из этой цифры, может сложится обманчивое мнение, что нефть легко заменить любым другим энергетическим продуктом. Но это не так, ведь нефть — это уникальный продукт. Фактически, все, без чего мы не можем представить свою жизнь — продукты питания, материалы, одежда, компьютеры, мобильные телефоны — все это зависит в той или иной степени от нефти. Поэтому потеря нефти будет иметь драматические последствия для человечества.

Нефть все сложнее и дороже извлекать

В «старые добрые времена», например, в Техасе в 1920-е годы, достаточно было пробурить скважину. В скважине была не только нефть, но и еще газ под высоким давлением. А это значит, что со скважины достаточно снять «крышку»: из-под земли забьет фонтан черного золота.

  • Тогда нужно было затратить общий объем энергии, равный тому, что содержится в одном барреле нефти, чтобы высвободить сотни баррелей. Это все равно, что вложить фунт, чтобы выручить сотни.
  • В 2013 году подобная доходность составила уже всего 20 баррелей, а в случае с экстра-тяжелой нефтью, которая добываются из битуминозных песок, — всего три барреля.

Вопрос в том, сколько нефти в мире осталось. Сейчас мы используем в год 30 млрд барр нефти — это 84 млн барр в сутки или тысячу баррелей каждую секунду. Когда находится новое огромное месторождений, нужно понимать, что в нем не так много нефти. Например, недавно открытое огромное месторождение Тупи в Бразилии содержит всего 8 млрд барр — это хватит миру на три месяца.

Важно и качество нефти. Практически вся оставшаяся нефть является «тяжелой», часто такой нефти — вообще не жидкость. Такая нефть содержит высокий уровень серы, а значит процесс ее переработки становится сложным и энергозатратным. Нужно отделить ее от серы, которая иначе приведет к коррозии стали, используемой в нефтепеработке, и расщепить ее на более легкие фракции, которые нужны для производства топлива.

Это означает, что у нас осталась нефть только плохого качества. Всю хорошую нефть мы уже использовали. Пример — это горючий сланец (не стоит путать это со сланцевой нефтью — «Финмаркет»), который, по сути дела, не является нефтью. Он содержат материал кероген, который нужно нагреть, чтобы получить жидку форму, которая похожа на нефть. Когда кто-то говорит, что под США находится 3 трлн баррелй нефти, то он лишь вводит избирателей и инвесторов в заблуждение: доходность от инвестиций в добычу такой нефти очень низкая, поэтому до сих пор в коммерческих целях ее не добывали и, возможно, не будут. По данным некоторых исследований, горизонт рентабельности для месторождений сланцевой нефти — примерно $80 за баррель, при более низких ценах затраты на ее добычу просто не окупаются.

Население земли буквально ест нефть

Нефть нужна мировой экономике не только для получения топлива и различных синтетических материалов. Дешевая нефть и газ нужны, чтобы произвести азотные удобрения, чтобы вырастить продукты питания.

Зависимость от нефти Родес иллюстрирует на примере поля соевых бобов в Бразилии:

  • Эти бобы не едят прямо на месте, их развозят по всему миру или стране, они входят в состав кормовых добавок, которые нужны коровам и свиньям по всему миру. Нефть нужна, таким образом, не только для тракторов или комбайнов, но и для самолетов, грузовиков и кораблей.
  • За проезжающим комбайном можно увидеть облако пыли — это верхний слой почвы, который теряется.
  • За последние полвека мы уже потеряли треть плодородного слоя почвы во многом из-за неэффективных и ненадежных методов ведения сельского хозяйства.
  • Кроме того, на этой земле когда-то рос тропический лес, который пришлось вырубить, чтобы освободить землю для сельского хозяйства. Это было сделано, скорее всего, с помощью поджога. Хотя есть и более экзотические способы: берут корабельную цепь, которая весит пять тонн, ее натягивают между двумя тракторами и едут, на своем пути цепь выкорчевывает деревья и фактически уничтожает все, что есть. При этом, правда, разрушается и почва.
  • Великобритания импортирует примерно 40% продуктов питания. Страна использует примерно 7 млн тонн нефти, чтобы поддерживать цепочку продуктов питания. Можно сказать, что британцы «едят нефть».

Сланцевая революция не отменила пика нефти

Американский геофизик Кинг Хабберт в 1956 году предсказал, что в 1970-е годы добыча нефти в США достигнет своего пика .

  • В то время США просто купались в нефти: США были самым крупным экспортером нефти в мире. Никто не воспринял слова Хабберта всерьез. Но в 1970-е годы оказалось, что он был прав. Тогда гипотеза Хабберта стала доминирующей и в научной среде, и в фольклере.
  • Между пиком открытий месторождений и пиком добычи существует разрыв в 40 лет.
  • Если применить это к всему миру, то пик открытий месторождений пришелся на 1965 год, а пик добычи, следовательно, на 2005 год. Действительно, с тех пор добыча нефти в мире не растет.
  • За последние 10 лет цены на нефть выросли в четыре раза. Это значит, что высокий уровень добычи все сложнее поддерживать: теперь используются технологии глубоководного бурения, гидравлического взрыва, нефть добывается из битуминозных песков — добыча с помощью этих техник куда менее доходна, чем добыча обычной нефти.
  • Нефть после гидравлического разрыва (именно это технология лежит в основе сланцевой революции в США — «Финмаркет») стоит порядка $105 за барр — цена не нее до недавнего времени была ниже стоимости добычи.
  • Цены на нефть растут медленно, но компании готовы нести убытки, ведь они знают, что затем цены взлетят. От этого нового вида добычи в будущем стоит ожидать значительного роста прибыли.
  • При этом сама технология гидравлического взрыва была открыта еще в 1947 году. Но сейчас ее используют вместе с горизонтальным бурением. Фактически, сланцы сначала распиливают, а затем взрывают, чтобы извлечь нефть или газ.
    При этом есть серьезные опасения, что в ходе добычи нефти из сланцев загрязняются грунтовые воды. Проблема даже не в том, что в воду попадут химические вещества. В естественной среди вещества вроде радона изолированы, но из-за гидравлического взрыва они также могут попасть в воду.
    Вопрос в том, что будет с миллионами галлонов загрязненной воды, которые под давлением закачивают в скважины, чтобы расщепить сланец. Ее можно безопасно утилизировать или просто оставить, чтобы она просочилась в почву и грунтовые воды. В этом случае это будет очень жестокое и трагическое наследство для будущих поколений.

Мир после нефти

К 2030 году, по оценке Минэнерго США и Международного энергетического агентства, мы лишимся примерно половины добываемой традиционной нефти. Это практически в четыре раза больше нынешнего уровня добычи нефти в Саудовской Аравии. Вряд ли этот разрыв в добыче может быть покрыт с помощью нетрадиционной нефти.

Если не удается увеличить предложение, то придется снижать спрос.

  • Это означает, что миру придется сократить на 70% объем перевозок в ближайшие 20 лет. Людям придется отказаться от значительной части личного транспорта. В Великобритании сейчас 34 млн обычных автомобилей, вряд ли их можно будет заменить электромобилями в обозримом будущем.
  • В итоге, единственным разумным способом перемещения людей станут трамваи и железнодорожные перевозки.
  • На местном уровне придется производить куда больше еды и материалов, чем сегодня, транспортировать их на большие расстояния будет слишком доргого.
  • Мир превратится в сообщество общин, которые будут тесно связаны друг с другом. Люди в их рамках будут обмениваться навыками и знаниями.

Это все звучит страшно. Но в итоге человечество может эволюционировать в более счастливое и процветающее общество.

ccskrf

Some HTML is OK